ФИЛЬМЫ, КОТОРЫХ ЗДЕСЬ НЕ БЫЛО

 
 
Название программы «Фильмы, которых здесь не было» каждый год приобретает новые смыслы. Изначально секция предназначалась для исключительных киноработ, по тем или иным причинам счастливо пропущенных российскими фестивалями или кинопрокатом. 
 
Функция возвращения важных названий в контекст и кинообиход остается по-прежнему существенной , но, учитывая количество фестивалей и клубных кинопоказов, существующих сегодня в России или - по крайней мере - Москве, она во многом оказалась вытеснена другими, вышедшими на первый план. 
 
Появились картины, которых в самом буквальном смысле «здесь не было». «Здесь» - это в контексте отечественного кино, не просто не самого разнообразного, но и не особо ищущего этого разнообразия, не особо его приветствующего. «Здесь» появляются новые авторы, не вписывающиеся ни в мейнстрим, ни в фестивальный артхаус в «нашей» его транскрипции. Таким был в прошлом году экстремальный «ай-фильм» Павла Руминова, таким окажется для многих и «неформатное» докьюментари талантливого Дмитрия Кубасова «Бабочки». Давать возможность реализации авторам подобных подспудных картин - важная миссия фестиваля как сейсмографа текущих кинопроцессов. 
     
Но «здесь» - это еще и «сейчас»: ведь в ХХI веке мы, если вдуматься, по преимуществу смотрим то, что можно было увидеть еще в прошлом веке. Кино нового поколения – не боящееся новых реалий и новых форм воздействия на сознание и подсознание современного зрителя, знающее каким образом в него запасть, избегающее навязших в зубах стереотипов «повествовательности», «духовности» и «культурности», стилево и содержательно дерзкое, не смущающееся того эффекта, иногда шока, которое может произвести и производит на ретроградов - в ХХI веке по-прежнему в дефиците. 
 
Каким оно может быть, те, кто желает хоть ненадолго оторваться от ржавой кухонной раковины «румынской волны», могут увидеть, скажем, в картине «Последний из нас» Алаэддина Слима, справедливо удостоенного в Венеции призом «Лев будущего». Это удивительное иммерсивное путешествие в «сердце тьмы», самое лучшее и радикальное из того, что было сделано на актуальную тему «миграции» и «мигрантов». Актуальность эта, конечно, не равна интернет-публицистике, это актуальность подлинного современного искусства. Но и новейшего кино, ибо музейной замкнутости в нем нет. Именно такое кино хотелось бы почаще видеть на экранах ХХI века. Но таких фильмов никогда не бывает много - ни здесь, ни там.  
 
Стас Тыркин